Отношения учитель-ученик в Боевых Искусствах

Отношения учитель-ученик в будо

автор Питер Бойлан

перевод Андрей Арефьев

Kano
Я много пишу о своих учителях, о том, насколько они для меня важны, о том, чему они меня учат и о наших с ними отношениях. Но за редким исключением вы не увидите, чтобы я упоминал их имена. Недавно я писал о большом гассюку (выездном семинаре) по Синто мусо-рю, но ни разу не упомянул о том, кто вел преподавание на нем. Также я часто не называю полные имена своих учителей. Из-за этого иногда трудно проверить, действительно ли я занимаюсь всем, о чем пишу, или всего лишь пускаю пыль в глаза.

В тех будо, которыми я занимаюсь, отношения между учителем и учеником очень прочны, очень важны и занимают центральное место во всей природе этих будо. Классический идеал всех подобных отношений в Японии – это отношения родителей и детей, и во многих смыслах отношения учителя и ученика похожи на них. Учитель в окончательном итоге отвечает за все, что его ученик делает и говорит публично, как и родитель отвечает за своего ребенка, а от ученика ждут, что он будет обращаться к учителю за указаниями и поддерживать его даже при наличии расхождений во взглядах. Это очень отличается от того, как эти отношения поддерживаются в США, где я вырос и изначально занимался будо.

Все, что я делаю и говорю, в среде классического будо будет отражаться на моих учителях. Если я неправильно себя веду или делаю невежественные или глупые комментарии, люди в мире будо будут жаловаться им и удивляться, каким таким вещам они меня учат. Моя обязанность – быть хорошим представителем моих учителей и не делать ничего, что могло бы поставить их в неудобное положение или создать для них проблемы. Если я что-то говорю, это будет восприниматься как одобренное и поддержанное моими учителями. Они же должны будут расчищать тот беспорядок, который я создам своими словами или действиями. Мир классических будо в Японии невелик, и почти все знают друг друга через 2-3 человека максимум.

Каждый из моих учителей пошел на риск, принимая меня в свои ученики, но они сделали это не легкомысленно и быстро. Конечно, никто не заставляет вас неделями сидеть перед воротами храма в бушующий тайфун перед тем, как принять вас к себе, но вы и не сможете стать чьим-либо учеником, просто расписавшись в журнале и заплатив ежемесячный взнос. Уэйн Муромото написал у себя в блоге хорошую историю про людей, которые начинают заниматься, но которых их учителя не учат настоящей технике (http://classicbudoka.wordpress.com/2013/02/22/84-damasare-hidden-in-plain-sight/). Такие люди не становятся настоящими учениками, учителя не доверяют им, не обучают их истинному искусству и не берут на себя ответственности за то, что эти люди делают потом, когда уходят.

Когда я приехал в Японию, я присоединился к отличному клубу дзюдо по месту жительства, платил ежемесячные взносы и ходил на все тренировки, на какие мог. Однако я не был учеником, я был гостем, по крайней мере, в течение первого года. По окончании года меня стали приглашать на клубные мероприятия и походы, и, самое главное для меня, мое имя появилось на доске членов клуба. С этого момента учителя взяли на себя ответственность за меня. С этого момента я перестал быть просто еще одним приходящим в зал и стал учеником Ёсикава-сэнсэя. До этого, если бы я сделал какую-то глупость на тренировке или соревнованиях, что ж, я был просто прохожим. Но теперь я был учеником сэнсэя и, если бы я сделал что-то неправильное, мне бы никто ничего прямо не сказал. Сэнсэю бы досталось за то, что он не научил меня правильно себя вести, и он бы отвечал за все последствия моих действий. Я бы узнал о тех неприятностях и неудобствах, которые я ему доставил, только после того, как он начал бы все улаживать.

Если это так устроено в современных будо, таких как дзюдо, в корю бугэй эти отношения гораздо более близкие. Корю бугэй не преподают открыто, как дзюдо, айкидо или кэндо. Они больше похожи на семейные ценности, которыми делятся только с семьей и близкими друзьями, которым безоговорочно доверяют. Чтобы добиться такого доверия, требуется много времени, и не всегда такое отношение легко дается. Обязательства и ожидания могут быть достаточно высокими. Мне доводилось допускать ошибки, за которые мне доставалось от моих учителей, от довольно невинных вроде неудовлетворительного выступления на демонстрации (в итоге теперь я ненавижу и боюсь YouTube; каждая моя ошибка сохраняется в нем навсегда) и до гораздо более серьезных, например, как и чему я обучаю. Я рано научился очень осторожно контролировать свое публичное поведение, чтобы не ставить их в неловкое положение. Они много постарались, чтобы научить меня жизни в мире будо, поэтому я не хочу ставить в неловкое положение ни их, ни кого-либо еще, включая самого себя.

Впервые я попал в мир корю будо по приглашению кузнеца, мастера высочайшего уровня. Знакомство с Накагава-сэнсэем привело меня к моему первому учителю иайдо, который затем представил меня другим. В их среде я встретил занимающуюся Синто мусо-рю, которая познакомила меня со своим учителем, который представил меня своему учителю, который принял меня к себе и познакомил со своим собственным учителем, который теперь допускает меня на свои тренировки как ученика его ученика. На этом пути было много представлений и много людей, которые рисковали пострадать, если бы я повел себя неправильно или неуважительно. Теперь, когда я был принят в ученики, все, что я делаю, отражается напрямую на моих учителях.

Однако ответственность – это не односторонние обязательства. Как я уже сказал, если я допущу ошибку или создам проблему, я могу даже не узнать об этом, пока сэнсэй не начнет все улаживать. Если я отвечаю за то, чтобы быть хорошим представителем моего учителя, он отвечает за то, чтобы хорошо меня учить и брать на себя ответственность за все проблемы, которые я могу создать. Чем теснее связь между учеником и учителем, тем больше становится эта ответственность. Исходно она касается только мира будо, но может и перерасти его, начав играть роль в различных аспектах жизни за пределами этого мира. Известны случаи, когда учителя помогали своим ученикам найти работу, договориться о женитьбе и гарантировать кредиты. Принимая кого-то к себе в ученики, учителя принимают на себя серьезные обязательства.

Так же, как учитель отвечает за ученика, ученик берет на себя ответственность за учителя. Учителя не являются воплощениями идеалов. Бывает, они напиваются, говорят не то в неподходящее время, оказываются участниками конфликтов, как и все остальные. Когда, пройдя испытательный период, человек становится полноценным учеником своего учителя, это все становится и его ответственностью. Если сэнсэй напьется и оставит после себя беспорядок, ученики должны вернуть его домой и убрать за ним. Если сэнсэй участвует в конфликте с кем-то, ученики автоматически зачисляются в его союзники.

Так что сеть ответственности и взаимоотношений простирается гораздо дальше непосредственно вовлеченных в нее учителя и ученика. Поэтому неудивительно, что учителя подолгу приглядываются к ученикам, до того как начать считать их «своими». Ученикам также стоит использовать это время, чтобы приглядеться к тому, у кого они планируют заниматься, поскольку ответственность предполагает обоюдные обязательства и ученика будут точно так же судить по его учителю, как и по поведению ученика судят его учителя.

Подводя итог, еще раз скажу, что я не публикую свободно имя и контактные данные моих учителей. У меня есть друзья, чьи имена использовали без их ведома для того, чтобы получить доступ к их учителям, и я хочу оградить своих учителей от таких людей. Конечно, обманщики в итоге будут найдены и с ними поступят, как требуется, но заведомо гарантировать, чтобы мои учителя не столкнулись с этим,– это моя обязанность. Поэтому, пожалуйста, извините, если я не выкладываю их имена.
Источник на английском языке:
Peter Boylan, “The Budo Teacher – Student Relationship”

http://budobum.blogspot.ru/2014/02/the-budo-teacher-student-relationship.html

Источник на русском языке:

http://eishinkai.livejournal.com/32349.html