Факты о Миямото Мусаси

Ниже приведены выдержки из исследования Kenji Tokitsu об обстоятельствах жизни реально жившего человека.

18037__468x_musashiclassic
В 1584 году родился Миямото Мусаси.
В возрасте 22 лет Миямото Мусаси написал ‘Описание техники меча в школе Энмей рю’ (Enmei ryu kenpo sho) Shining Circle. ‘Эн’ обозначает круг, цикл, ‘мей’ обозначает свет, блестящий, бриллиантовый, ясный, совершенство. Эта работа содержит 22 инструкции.


В 1641 г. он пишет ’35 инструкций по стратегии’ (Hyoho sanju go kajo). Этот текст написан для Хосокава Тадатоши, правителя Кумамото на острове Кюсю, у которого он жил как гость в завершающий период своей жизни. Этот текст близок по содержанию к «Горин но сё».
Перед самой смертью Миямото Мусаси пишет текст ‘Путь следования в одиночестве’ (Dokkodo). Текст состоит из 21 афоризма философского и морального содержания.
В 1600 г. первая битва Миямото Мусаси – атака замка Фушими. Через месяц – оборона замка Гифу. Еще через месяц – сражение при Сэкигахара. Миямото Мусаси сражался в отряде Укита, который был вассалом даймё Шинмена Сокан, чьим вассалом давно являлась семья Миямото Мусаси.
В 1614 – зимняя битва при Осаке. 1615 – летняя битва при Осаке. При Осаке он участвует уже скорее в ранге советника.
1637-1638 – подавление восстание христиан на Кюсю. Миямото Мусаси командует (участвует в командовании) войсками даймё Огасавара/Ogasawara. При осада Shimabara М был ранен в ногу камнями, метаемыми осажденными крестьянами.
Но сам Миямото Мусаси писал, что участвовал в сражениях шесть раз и из них четыре раза в качестве военачальника.
Миямото Мусаси был родным или, возможно, приемным сыном Хирата Мунисая, мастера и последователя школы владения мечом и дзиттэ. Тот в свою очередь был внуком Хирата Шокана, также мастера меча и дзиттэ. По некоторым свидетельствам Мунсай свою школу называл Тори-рю. Мунисай как вассал семьи Шинмен принял участие в нескольких войнах. За свою победу (два раза из трех поединков) с лучшим мастером в Киото того времени Ёшиока Шозаэмон Кенпо, Мунисай получил от сёгуна титул ‘лучший в Японии’. Эта история имела продолжение: именно этот Ёшиока был отцом Ёшиока Сейджуро и Ёшиока Деншичиро и дедом Ёшиока Маташичиро – чью семейную школу фехтования практически уничтожил Миямото Мусаси в известной истории.
На монументе в Кокура, мемориале воздвигнутом Миямото Йори, вторым приемным сыном Миямото Мусаси через девять лет после смерти Миямото Мусаси, написано, что создание школы двух мечей базировалось на искусстве дзиттэ, которое культивировалось в его семье.
Более того, в Nitenki ‘Writings on the Two Heavens’, представляющей собой описание жизни Миямото Мусаси, составленное в 1712 Toyoda Seigo, последователем школы Миямото Мусаси и вассалом даймё Matsui, на основании устных преданий внутри школы, отец Миямото Мусаси – Шинмен Муниносукэ Нобуцуна был адептом школы Тори рю и практиковал искусство дзиттэ и владение двумя мечами. Таким образом, мягко говоря, более чем вероятно, что он изучал семейное искусство меча и дзиттэ и был последователем старой семейной школы фехтования, которая и послужила основой для его будущей школы.
В своем первом тексте Hyodokyo (Зеркало пути стратегии), написанной им в возрасте 21-24 лет, Миямото Мусаси изложил 28 инструкций по стратегии. Основные положения этого текста были на более глубоком уровне изложены позднее в «Горин но сё». Важно отметить, что в «Hyodokyo» уже были главы ‘Два меча’ и ‘Использование дзиттэ’.
Дзиттэ во времена Миямото Мусаси и ранее имело форму, отличную от ныне известной и использовавшейся в период Эдо в полиции. Дзиттэ представляло собой инструмент внешне похожий на грабли, но зубья более широкие и короткие были направлены вперед, представляю собой гребенку из десяти зубьев, что и обозначало название этого оружия – дзиттэ – ‘десять рук’. Действительно, такое оружие гораздо эффективнее и удобнее в использование против меча, во времена реальных сражений и смертельных поединков. По сути, это тот же щит и его наличие в левой руке, как минимум, прибавляет уверенности в собственных силах, если речь, конечно, идет о собственной жизни, а не о внешней эффектности фехтовальных приемов.
Происхождение техники второго меча от техники владения дзиттэ свидетельствует, что второй (короткий) меч применялся не в качестве полноценного оружия, а, как и дзиттэ, использовался для парирования и обездвиживания меча противника, представляя собой аналогию щита или кинжала. Дзиттэ в его боевом варианте являлось достаточно громоздким оружием. И в мирную эпоху вполне предсказуемо использование в левой руке малого меча, который и так всегда при самурае, чем ношение с собой оригинального предмета для левой руки.
В надписи на монументе в Кокура упоминается, что Миямото Мусаси владел умением метания меча. Также известно, что третий приемный сын М Такемура Ёемон (Takemura Yoemon) был способен метнуть свой малый меч и пронзить им персик, плавающий в реке. Умение безоборотно метать меч признавалось достаточно высоким уровнем мастерства и считалось секретным в некоторых школах. Это не значит, что целью метания было нанесение поражения противнику. Такой прием использовался для дезориентации противника и перехватывания инициативы. Про Миямото Мусаси известно, что он умел метать меч обеими руками, то есть и левой рукой в том числе. Интересно, что в одной из ветвей школы Миямото Мусаси (Onko chishin ryu, Школа новых знаний через изучение древнего мастерства) перед схваткой малый меч брали в правую руку, а длинный – в левую. После метания малого меча длинный меч перехватывали в правую руку и уже сходились в ближнем бою. Вероятно, это было более удобно для правшей, чем следование оригинальной школе, созданной переученным левшой. В другой школе (Kageyama ryu), не связанной с Миямото Мусаси, перед схваткой длинный меч удерживали двумя руками, но непосредственно перед атакой оставляли меч в левой руке, а правой выхватывали и метали малый меч, после чего опять удерживали длинный меч правой рукой или обеими руками.
Из вышесказанного можно сделать два интересных вывода. Во-первых, изображение Миямото Мусаси с двумя мечами в руках вовсе не обозначает, что он и собирается фехтовать двумя руками, а во-вторых, само по себе метания меча означает, что он не особенно нужен его владельцу в предстоящем бою, и что его применение в качество второго меча в левой руке не является системообразующим фактором в технике данного мастера.
Для поединка с Сасаки Кодзиро он изготовил из весла меч (он был мастером в изготовлении деревянных мечей и зарабатывал в том числе и этим ремеслом). Сделали ли он меч или же просто обточил весло в более удобное орудие, не ясно. Известно только, что длиной это было 1 метр 26 сантиметров. Возможно, что полученный инструмент был для него удобен и являлся единственным адекватным ответом на меч, используемый Кодзиро, длина только клинка которого превышала 90 сантиметров. Но известно, что длинный меч самого Миямото Мусаси также был с клинком длиною более 90 сантиметров. Поэтому, скорее всего, он хотел иметь преимущество в более длинном орудии. Последовавшая далее дуэль только подтверждает неординарную физическую силу Миямото Мусаси. Выпрыгнув из лодки, он стоял по пояс в воде, скрывая свое орудие частично под водой. Разозлив неприятными репликами Кодзиро и, не дав ему обратить внимание на предмет в своих руках, уклонившись от атаки Кодзиро, он одной рукой (по мнению некоторых исследователей – левой) нанес удар по голове своего оппонента. Учитывая, что к длине дубины 1 метр 26 сантиметров нужно прибавить длину вытянутой руки Миямото Мусаси (рост которого был 180 сантиметров), то естественно предположить, что у Кодзиро возникли определенные трудности с дистанцией. Об этом свидетельствуют и детали дуэли, когда удар Кодзиро только рассек узел головной повязки Миямото Мусаси, а в ответ же отхватил полноценный удар по голове и затем, уже лежа на земле, удар Кодзиро только рассек кимоно Миямото Мусаси над коленями, а сам Кодзиро получил проломивший его ребра удар. Нам же остается только удивиться физической силе Миямото Мусаси и в очередной раз отметить, что победил он, как во многих других случаях, не за счет чистого фехтования, а за счет военной хитрости или, если угодно, стратегии. Если же согласно популярным версиям принять, что он нанес удар веслом в прыжке, то это еще более достойно удивления.
Так же небезынтересно, что на важный бой с сильным противником он выбрал в качестве оружия практически посох, а не два меча. Если мастер в совершенстве владеет каким-либо видом оружия и это оружие является коронным и любимым, естественно предположить, что именно это оружие было бы рядом с мастером в самые трудные минуты.
По некоторым сведениям это не было чисто дуэлью двух мастеров. В отличие от основной версии, изложенной в многочисленных новеллах о Мусаси и в вышеупомянутой Нитенки, составленной по рассказам учеников Миямото Мусаси и для учеников школы он в 1712 г. и скорректированной в 1755 г., существует текст, написанный в 1688-1704 гг. в семье Нумата и базирующийся на воспоминаниях одного из свидетелей дуэли Нумата Нобумото, администратора замка Модзи, принадлежащего даймё Хосокава. Как фехтовальщик Кодзиро был сильнее Мусаси и являлся официальным мастера меча при дворе Хосокава на севере Кюсю. М заказали убить Кодзиро под видом дуэли. Именно поэтому после дуэли он скрывался в замке Модзи у Нобумото и впоследствии какое-то время передвигался под охраной отряда с ружьями. Более того предлагается версия, что именно ученики Миямото Мусаси или слуги одного известного даймё, тайно прибывшие на остров в нарушение договоренностей, добили Кодзиро, что и вызвало негативную реакцию общественности. Кстати, с этой точки зрения описанная в известном романе Эйдзи Ёшикава погоня за Миямото Мусаси после дуэли выглядит вполне закономерно. Иначе непонятно, зачем после честного поединка гоняться за победителем.
Позднейшая дружба М с Хосокава Тадатоши, для которого он написал ’35 инструкций по стратегии’ (Hyoho sanju go kajo) и покровительство Хосокава после дуэли подтверждает предположение о заказном характере поединке. Клан Сасаки был могущественным (до сих пор фамилия Сасаки весьма распространена) и имел сильное влияние на Хосокава, которые не были этим довольны. Возможно Сасаки Кодзиро был навязан Хосокава в качестве придворного фехтовальщика. В любом случае фигура Кодзиро – популярного в обществе и уже в юности отличавшегося явными дарованиями, не устраивала клан Хосокава. Более того, школа Ганрю, адептом которой являлся Кодзиро и название которой которое он использовал для себя в качестве прозвища, имела отношение к ямабуси, горным отшельникам и мистикам. То есть Сасаки Кодзиро, помимо своей популярности, еще был представителем и могущественного клана Сасаки и мистической школы ямабуси. Понятно, что немногие даймё хотели бы иметь такого придворного. Также известно, что мастера фехтования часто использовались как секретные агенты. Сам Ягю Муненори, будучи советником сёгуна, рассылал своих учеников ко многим даймё в качестве наставников-фехтовальщиков с целью сбора информации. Возможно и по этой причине тоже школа Ягю (Yagyu shin kage ryu) получила такое распространение.
Не случайно ситуация с этой дуэлью завершила определенный этап в жизни Миямото Мусаси и привела его к избеганию в дальнейшем каких-либо поединков по собственной инициативе. И показательно, что остров Фунаджима, на котором была дуэль и где похоронен Сасаки Годзиро, называется теперь Ганрюджима, а не Мусашиджима.
В 1630 г. во время пребывания М в Nagoya при дворе Овари, даймё Токугава Ёшинао (Tokugawa Yoshinao) попросил Миямото Мусаси сразиться с двумя его бойцами. Согласно записям Hatta Kuroemon, вассала даймё Овари составленным в 1684 г. в этих поединках он использовал два деревянных меча, вероятно также по просьбе даймё в качестве демонстрации своей техники.
В 1638г. во время пребывания Миямото Мусаси в Izumo [Shimane] даймё Matsudaira Naomasa, герой битв при Осаке предложил Миямото Мусаси сразиться против его сильнейших бойцов. Против бойца с восьмигранным посохом длиной 2 метра 40 сантиметров он выбрал также два деревянных меча. Примечательно, что он сначала атаковал обе руки противника и только затем голову.
Нужно обратить внимание, что в своих поздних дуэлях он предпочитал побеждать без удара, заставляя противника отступать, пятиться и покидать пределы додзё или упираться спиной в стену.
По описаниям Миямото Мусаси могучего телосложения и ростом 1 метр 80 сантиметров. Его сила превосходила среднего человека.
В завершающий период своей жизни он меняет название своей школа с Энмей рю на Niten ichi ryu, Школа двух объединенных небес, Школа этого и того неба, Школа двух небесных тел (солнца и луны), Школа союза двух мечей как двух небесных тел (длинный меч – солнце, короткий меч – луна) (School of the Two Heavens United or School of Two Swords Raised to the Heavens Becoming One). Нужно обратить внимание, что название внутреннего текста школы Миямото Мусаси с описанием жизни Мусаси для учеников школы переводится как ‘Книга Двух Небес’.
Нитен имеет несколько значений:
Два неба
Два небесных тело или дух солнца и дух луны
Другое небо или другой мир.
Но также он использует вместо тен ‘небо’ слово то ‘меч’.
В китайской традиции также известно обозначение меча в правой руке как ‘солнце’, а в левой как ‘луна’ (в ‘Сказании о Юэ Фэе’).
Предположим, что Нито – это внешняя сторона школы, для тех, кто ограничивается неординарной техникой и этим удовлетворяет свое любопытство и интерес. А Нитен – это внутреннее, для постигающих суть стратегии Миямото Мусаси. Стратегии, а точнее и полнее по-японски хейхо, которому и посвящена большая часть «Горин но сё». И именно хейхо, а точнее его постижение, и было целью и центральной частью жизни и искусства Миямото Мусаси. И именно то, что сделал Миямото Мусаси на этом пути, чего он достиг, какой ценой он этого достиг, и делает Миямото Мусаси великим, отдельно стоящим от сонма фехтовальщиков и дзен-буддистов, подвижником. Гораздо более близким по жизни и по духу великим мистикам и просветленным, а не банальным ‘изобретателем’ позиции из двух скрещенных над головой длинного и короткого мечей.
В тексте, написанном в 1641 году для Хосокава Тадатоши ‘Hyoho sanju go kajo’ Миямото Мусаси для названия своей школы использует фразу ‘Hyoho nito ichi ryu’. Тем не менее, своему третьему приемному сыну Hirao Yoemon (впоследствие Takemura Yoemon), который пробыл вместе с Миямото Мусаси больше других приемных сыновей Миямото Мусаси, он передал в это же время школу под названием Энмей рю. Возможно даймё Хосокава не интересовали сложные философские аспекты двух небес. И гораздо ближе и интересней было понять, как это Миямото Мусаси так замечательно управляется с двумя мечами сразу. Так или иначе, но в этом тексте, как и в «Горин но сё», также адресованном Хосокава Тадатоши, он называет свою школу ‘Школа двух мечей’.
Уважительное обращение к М – Niten-sama – мастер ‘Обоих небес’.
За неделю до своей смерти он пишет Dokkodo (The Way to Be Followed Alone).
Hyoho shiju ni kajo ’42 инструкции по стратегии’ содержит дополнительные статьи по сравнению с Hyoho sanju go kajo. Примечательно, что в этой работе в дополнительных статьях содержаться подробные инструкции о пяти позициях с двумя мечами, которых нет в других текстах. Но дальнейшие пояснения после описания как держать два меча в исходном положении, показывают, что основная роль отводилась все-таки длинному мечу. Существует предположение, что эти статья были позднее добавлены учениками Миямото Мусаси, так как в текстах однозначно оригинальных, самого Миямото Мусаси не сильно волнуют вопросы практического применения двух мечей сразу.
Некоторое время он называл свою школу Мусаши рю. На Кюсю до сих пор существуют несколько школ с таким названием. Существовали многие школы и мастера, обучающие двум мечам. В большинстве своем это производные от школ Миямото Мусаси и его учеников. Например Iba Hideaki (1648-1713) адепт Шин каге рю, проиграв мастеру из Энмей рю, стал его учеником и впоследствии основал школу Shin gyoto ryu на базе двух изученных им ранее школ. Также известны: Tetsujin ryu, Mirai chishin ryu, Onko chishin ryu, Hozan ryu, Ippo ryu, Imaeda ryu.
Сегодня существует несколько школ, носящих название Hyoho niten ichi ryu. Каждая из этих школ естественно является аутентичной школой Миямото Мусаси, ведущей свою генеалогию непосредственно от него. Но, объективно говоря, ветвиться школа Миямото Мусаси начала во время седьмого после самого Миямото Мусаси носителя Aoki Kikuo в период Мэйдзи, когда феодальные традиции рушились и возрастала социальная мобильность.
Около 1640 г. при дворе Хосокава количество учеников Миямото Мусаси достигало одной тысячи.
С текстом «Горин но сё» также не все просто. Перед своей смертью он передал трем своим ближайшим ученикам текс с просьбой уничтожить его после прочтения. Лучший ученик и первый после Миямото Мусаси носитель школы Терао Мотоменосукэ, судя по всему, сделал это, так как оригинал книги никогда не был обнаружен. Позднее Мотоменосукэ передал своим ученикам ’42 инструкции’, представляющие собой дополненные, вероятно им самим, оригинальные ’35 инструкций’. А вот третий ученик Фурухаши Созаэмон сделал две копии: одну по приказу и для своего даймё Хосокава Мицухиза (Mitsuhisa), сына Хосокава Тадатоши, и одну для себя, которую он и передал своим ученикам под именем Ihon gorin no sho. Таким образом, сегодня известны две копии книги: одна из семьи Хосокава и вторая от учеников Фурухаши.
По другим данным он дал трем ученикам прочитать в его присутствии «Горин но сё», после чего сжег рукопись. Но Фурухаши по памяти записал, что смог вспомнить.
Также один из учеников Фурухаши – Matsui Ichimasa передал текст дальше под названием Shichi (Мудрость воина), содержащий некоторые дополнения по сравнению с другими копиями.
Он владел мастерством плотника, изготавливал деревянные скульптуры, был известен как художник, делал деревянные мечи, седла, цубы, металлические пресс-папье для каллиграфии и пр.
Про него говорили: ‘Это невозможно – владеть двумя мечами, держа каждый одной рукой, не имея при этом врожденной физической силы как у Миямото Мусаси’.
Существует следующая история про Миямото Мусаси, подтверждающая его необыкновенную физическую силу. Даймё Нагаока спросил у Миямото Мусаси как следует выбрать правильный бамбуковый шест для флага. Он попросил показать все заготовленные шесты. Беря их в одну руку по одному и сильно встряхивая, Миямото Мусаси переломал их все кроме одного, который он, естественно и рекомендовал в качестве флагштока.
В «Горин но сё» использование двух мечей не очевидно. Описания всех техник даны для одного меча. Если читать «Горин но сё», исключив упоминания названия школы и фразы о двух мечах, носимых в ‘наших краях’, читатель никогда бы и не заподозрил, что это текст школы ‘Двух мечей’.
Так что, скорее всего, левше от рождения и правше по воспитанию (а в Японии левшей переобучали), он во время тренировок просто просился меч в родную левую руку. Не случайно он и пишет, что тренируясь с двумя мечами и держа каждый одной рукой, ученику будет легче научиться владеть мечом одной рукой.
Известна следующая история про Миямото Мусаси. К нему обратился юноша с наивной просьбой показать ‘смертельный прием’, так как он испросил разрешения у своего даймё отомстить или защитить честь своего отца на дуэли. Не будучи продвинутым фехтовальщиком и владея мечом не более, чем было необходимо в его возрасте, юноша понимал что победить для него невозможно. Миямото Мусаси, проникнувшись ситуацией, предложил ему за предстоящую ночь выучить следующий прием: держа в левой руке танто, а в правой руке длинный меч, внезапно сблизившись с противником и левой рукой с танто имитировав свою атаку или встретив атаку противника, проткнуть его грудь длинным мечом в правой руке. Естественно, он зарядил его психологически: на месте дуэли перед поединком присядь и, если увидишь муравьев, то это будет знаком, что ты победишь (в это время года муравьи в Японии присутствуют повсеместно). Также он обещал присутствовать на дуэли и молиться за юношу. Так что тому вообще не придется ни о чем беспокоиться и волноваться. На следующее утро юноша естественно увидел кучу муравьев вокруг себя и почувствовал небывалый подъем и прилив уверенности. Победа была одержана.

 

Ссылка на оригинальное обсуждение.