Преподавание кендо (Часть 2)

Мир Кэндо 7.2 (ЖУРНАЛ МИР КЭНДО, ТОМ 7)
КЭНДО СОВЕРШЕНСТВУЮЩЕЕ ЛЮДЕЙ

Автор – Суми Масатакэ (8-дан, Ханси),
Перевод на английский язык – Хонда Сотаро,
Перевод на русский язык – Брагин Андрей Евгеньевич.

ОБУЧЕНИЕ СЛЕДУЮЩЕГО ПОКОЛЕНИЯ КЭНДО

В предыдущем выпуске я описал идеальную модель обучения кэндо, акцентируя внимание на психологическом аспекте изучения техник. Я подчеркнул важность воспитания сильной воли, так чтобы кэндока не страшились кэнсэна мотодачи или не уклонялись от изнурительных тренировок. Так же я упоминал о необходимости уважения и вежливости, чтобы качества, такие как благодарность, скромность и искренность, развивались в межличностных отношениях кэнси. В этом выпуске я уделю основное внимание тому, как межличностные отношения воспитывают сознание человека. Развитие нашего сознания тесно связано с уровнем нашего взросления и зрелости, а в идеале наше сознание должно наполняться содержанием, которое изменяется на различных этапах его становления. Учителя должны быть очень осторожны, дабы не создавать препятствия или задерживать развитие сознания учащихся.

НАЧАЛО СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ СОЗНАНИЯ И ЗАКАЛКА МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Пословица “аs the boy, so the man” (Дословный перевод этой пословицы, к сожалению, не передаёт заложенный в неё смысл. В русском языке есть похожая пословица – “Что посеешь, то и пожнёшь”. Я могу предложить свой перевод пословицы, чтобы сохранить изначальный смысл – “Что посеешь в детстве, то и пожнёшь в зрелости” – прим. авт. пер.) напоминает нам о важности дисциплины среди детей. Однако в последнее время мне кажется, что многие родители чрезмерно оберегают своих чад, и этим, очевидно, приносят своим детям больше вреда, чем пользы. Во все времена дети считались родителями даром небесным, но это не означало, что в прошлом родители настолько без ума любили своих чад, что этим их портили. Родители прошлого растили своих детей в строгой дисциплине и заботе об их будущем. Восточная и западная культуры сходятся в одном мнение, что внутренний потенциал ребёнка к самостоятельному развитию и росту лучше всего раскрывается при условии соблюдения в детском возрасте баланса родительской любви и дисциплины. Поэтому детям следует прививать правильную дисциплину с самого раннего возраста и хвалить за хорошее поведение. Если хвалить ребёнка, который ведёт себя хорошо, ребёнок научится пониманию, что есть правильное поведение, и будет дальше вести себя таким образом, дабы получить похвалу вновь. Это основа становления характера. Вместе с тем очень важно, чтобы родители демонстрировали вежливость и хорошие манеры дома, становясь для детей примером для подражания. Когда дети переживают этап переходного возраста, родителям следует в императивной форме настаивать на хороших манерах и личной ответственности. Неприемлемое поведение не должно поощряться, но, с другой стороны, родители должны стараться избегать чрезмерной поддержки своих детей по жизни, ибо это может зарубить на корню развитие самостоятельности их ребёнка.

Кэндо может привить дисциплину маленьким детям. Значит целью тренировок не должно быть только обучение техникам, так же как выученные техники не должны служить только основой для состязания с другими. Чтобы с помощью кэндо получились выдающиеся молодые люди, мы должны обучать их как детей хорошим манерам и сердечной доброте. Как молодому побегу, чтобы вырастить сильные корни и пустить их глубоко, требуется хорошая почва; так и при дурном влиянии и искушениях, поджидающих по жизни, ребёнка воспитать непосильная задача. Именно поэтому я считаю, что не следует проводить соревнования по кэндо среди детей, из-за негативного влияния победы или поражения, которое может сказаться на юных неокрепших умах.

Если мы будем хвалить детей, когда они показывают хорошие манеры, держат правильную осанку, следят за действиями старших, то у них появится мотивация, и они будут с нетерпением ждать возвращения в додзё, и именно через такой процесс развития они научатся самодисциплине. Я искренне надеюсь, что учителя кэндо воспитывают и хвалят своих учеников, а родители в свою очередь поддерживают учителей в их стараниях.

МЕЖЛИЧНОСТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ, СПОСОБСТВУЮЩИЕ ПРОЯВЛЕНИЮ ДОВЕРИЯ У ДЕТЕЙ

Дети податливы лишь очень не продолжительное время, поэтому по возможности лучше всего начать воспитывать и тренировать их с самого раннего возраста, в общем, до того как они начнут переход к подростковому возрасту. Разум подростка всегда старается хитрить и искать компромиссы, в то время как девственный разум маленького ребёнка более искренний и менее расчётливый. В предподростковом возрасте дети всё чаще ищут компании среди своих сверстников, нежели родителей, обеспокоенность которых в таком случае вполне уместна. В этот момент необходимо указать им на верный путь, который лучше всего выбрать для подготовки к взрослой жизни, а так же поощрять их самостоятельность. Ребёнок в идеале должен испытать на себе открытые и приемлемые отношения, способствующие самосознанию и самоанализу, и при этом детям будет легче судить о своих собственных поступках и поведении, в тоже время чувствовать, что их ценят и им благодарны. Родители должны следить за тем, чтобы их дети не поддавались негативному влиянию плохого поведения и отношения самих родителей, что может привести их к опасениям или потере уверенности в себе.

Люди, начинающие заниматься кэндо в детском возрасте, должны быть осведомлены, что на уровне ньумон-ки необходимо просто лишь правильно изучать основы. Следовательно, учителя должны уделять меньше внимания соревновательной составляющей, и больше признавать и хвалить попытки детей, старающихся изучать основы правильно. Естественно, тренировки в этот период не всегда увлекательные, и молодые ученики не всегда в состоянии осознавать свой прогресс, поэтому очень важно, чтобы учителя воодушевляли своих маленьких учеников чувствовать удовлетворение от полной самоотдачи во время атаки мотодачи, чувствовать победу над собой во время выполнения тяжёлого кирикаэси и учикоми. Уверенность и чувство собственного достоинства укрепится, если учитель будет высоко оценивать их усилия.

Когда ученики успешно сдают экзамены на кю или дан, учителя должны обращать их внимание на процесс обучения, способствовавший успешной сдачи экзамена, а не просто быть довольными их результатами. В кэндо мы достигаем прогресса с помощью нашего учителя, или мотодачи, или партнёров по тренировке, а не только благодаря лишь своим усилиям. Следовательно, мы должны поблагодарить этих людей, так же как и поздравить самих себя. Как только ученики признают и принимают, что взаимное уважение и поддержка – это краеугольный камень прогресса в кэндо, тогда благодаря поддержке их учителя они, наконец, смогут понять, что только начали “действительно” заниматься кэндо. Разумеется, это лишь самое начало, и многие наставления для молодых кэндока на пути их самовоспитания останутся прежними. Если, скажем, получение дана в средней школе или победа в сиае в старшей школе для молодого кэндока является кульминацией обучения кэндо, то эти мимолётные достижения скоро забудутся вместе с тяжёлыми усилиями, потраченными на достижение таких результатов. Синса и сиай всего лишь две маленьких грани необъятного кэндо, отполировать которые с точки зрения совершенствования самосознания то же самое, что увидеть лишь верхушку айсберга.

Отношения учитель–ученик являются ключевым аспектом в развитии сознания. Если у учителя и ученика сложились крепкие отношения, основанные на взаимном уважении, то в таком случае учитель может сделать замечание ученику по поводу его выступления, несмотря на то, что ученик выиграл сиай, с другой стороны учитель может и похвалить выступление своего ученика, вне зависимости от того, что ученик проиграл сиай. Если учитель строит, воздействующие друг на друга (обогащающие друг друга – прим. авт. пер.), взаимоотношения с учениками, позволяя с пользой обмениваться вопросами и ответами, то его ученики вырастут индивидуальными. Тогда как ученики бы замкнулись в себе, если бы учитель только давал инструкции и делал замечания.

МЕЖЛИЧНОСТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ, ВОСПИТЫВАЮЩИЕ САМОСТОЯТЕЛЬНОЕ ОБУЧЕНИЕ

Напутствие “дайте своим детям познать мир” подтверждает тот факт, что мы должны воодушевлять своих детей покидать безопасные границы семейного гнезда в поисках бросающих вызов новых горизонтов, чтобы дети становились самостоятельными. С конца подросткового и к началу зрелого возраста молодые люди должны оттачивать навыки, которые они позже смогут использовать во взрослых отношениях. Им придётся испытать на себе разнообразный опыт и придётся участвовать в конфликтах, с вовлечением людей различного уровня иерархии, и как следствие они будут подвержены, как несправедливости, так и лицемерию. К концу подросткового возраста, когда многие подростки должны начинать работать, им приходиться испытывать более масштабную эмоциональную динамику, чем им приходилось испытывать в раннем подростковом возрасте. Мне часто кажется, что именно этого не хватает многим молодым людям в настоящее время. Когда я наблюдаю за определёнными молодыми людьми, они мне представляются, как цветы, которые были заботливо выращены в теплицах, и которые не готовы к суровой реальности внешнего мира.

Естественно, как родители или учителя, мы хотим обеспечить детям дружественные отношения и комфортные условия, но чрезмерно оберегая их, мы оказываем им медвежью услугу. Мы часто недооцениваем то, что необходимо, для того чтобы взрастить у детей достоинство и самоуважение. Сегодняшняя молодёжь часто находится в состоянии разочарования (депрессии – прим. авт. пер.), так как им приходится жить в стремительно меняющемся обществе, и иметь дело с огромным количеством информации. Мы нуждаемся такой образовательной среде, которая ставила бы бескомпромиссный акцент на неприкосновенности и внутренней гармонии личности. Попытка преподавать научно эффективным способом или же принимая противоположную крайность, оставив учеников наедине со своими мыслями, тормозит их истинный рост, как личности, и подавляет чувство самоопределения. Я считаю, что принцип перегрузки (Этот принцип гласит, что вместо того чтобы увеличивать количество подходов в упражнении, стоит найти способ сделать упражнение более сложным, так как тело адаптируется к нагрузке. Проблема же в том, что когда тело адаптировалось к нагрузке, оно перестаёт развиваться до тех пор, пока нагрузка в упражнении не возрастёт, – прим. авт. пер.), используемый в физическом развитии, может также быть использован в развитии ума. В кэндо мы часто можем услышать фразу хайаку-рэн-дзи-току (повторение упражнения, необходимое для совершенствования техники), и мы, таким образом, должны испытать на себе перегрузку, как и физическую, так и эмоциональную, чтобы в полной мере развиться как личность.

Отношения учитель–ученик по-прежнему существуют в традиционных искусствах и ремёслах по сей день. В попытке подражать навыкам своего учителя, ученик не должен стоять сложа руки в ожидании наставления, иногда же в из ряда вон случаях учитель вообще не будет наставлять ученика по своей инициативе. Ученик должен пытаться учиться сам в процессе подражания своему учителю, ибо его учитель, будучи сам по себе учеником, сам все ещё пытается развить собственные навыки до более высокого уровня. В определённых случаях учитель вообще не даст какого либо объяснения или совета, а лишь раскритикует плохую работу своего ученика. В таких строгих отношениях, только те ученики, которые постоянно сохраняли терпение, смогут унаследовать школу от их учителя, и только им будет позволено подложить традицию, обеспечивая тем самым высокое мастерство преемников данной школы.

Даже под руководством учителя очень важно развиваться самостоятельно. Если кэндока стремятся развивать свою силу духа посредством изучения техник, тогда они должны покинуть безопасные границы своего места обучения и переместиться в довлеющую среду, где к ним будут применяться жёсткие требования. Когда они дорастут до уровня больших клубов, таких которые относятся к университетскому уровню, они должны будут проходить обучение уже при условии высокого уровня формальности и жёсткой системы иерархии, которое подразумевает разные рамки уважительного отношения по отношению к сихан, клубным учителям, тренерам и старшим ученикам. Основные устои по совершенствованию сознания проявляются на этапе обучения младших учеников, и уже, будучи старшими учениками, их сознание воспитывается через призму возможностей обучения, которые можно подчерпнуть у сихан, клубных учителей и тренеров.

Младшие ученики конечно должны слушаться старших учеников. Но бездумное повиновение каждому требованию в стиле “Есть, сэр!” не позволит им расти. Тем не менее, прямой отказ от исполнения команды обычно расценивается, как нежелание обучаться. Хотя младший ученик и находится в трудном положении, он должен быть в ладу со своими собственными мыслями и чувствами во время выполнения команд, ибо беспрекословное следование указаниям старших не пойдёт на пользу его собственному развитию. По этой причине младшие ученики могут в итоге бросить заниматься кэндо. Послушание перед вашими учителями и старшими учениками – это часть обучения, и вы будете развиваться и совершенствоваться, если будете прилежно следовать их советам и усердно тренироваться. Этот процесс создаёт прочную основу у практикующих, если техники постигаются путём искреннего старания, несмотря на стресс и давление, то, в конце концов, вы придёте к выработке прочного сознания.

Безусловно, отношение сихан, клубных учителей, тренеров и старших учеников, и то, как они следят за остальными членами клуба, имеет жизненно-важное значение. Тот, кто занимает более высокое положение, должен быть справедливым и должен наблюдать за каждым отдельным членом клуба, чтобы в итоге тренировать их подходящим конкретно для них образом. Если, находящийся в должности преподавателя, не обращается со своими учениками, как личностями, тогда такой отрицательный настрой, вероятно, приведёт к неуважению среди учеников и произволу, что может в итоге навлечь общественное порицание.

Чтобы задать ученику импульс в освоении нового уровня способностей, учитель должен создать ситуацию эмоционального конфликта, так чтобы ученик смог научится находить выход из подобной ситуации. Кэндока, которые достигли высоких успехов, должны выталкивать младших учеников из их зоны комфорта, дабы испытывать их возможности и давать шанс превозмочь себя. Проблема заключается в том, что часто подобающие и неподобающие условия обучения разделяет лишь тонкая грань, и иногда люди могут потерять контроль над своими эмоциями. Не существует готовых решений для работы над такой субъективной и очень личной темой, как развитие сознания. Однако с точностью можно сказать, что сознание человека развивается через тренировку выносливости и при условии, что человек не будет избегать конфликта и жёсткого отношения к себе. Я считаю, что предоставляя ученикам возможность тренироваться в условиях, в которых они могут испытать на себе и научиться справляться с эмоциональными конфликтами – это лучшее решение данной проблемы.

До сих пор, в настоящем выпуске, я описывал, что дети нуждаются в окружении, в котором их будут хвалить, и ценить, позволяя, таким образом, им расти и развиваться. Затем я подчеркнул важность покорения новых крутых вершин с конца детского к началу подросткового возраста, которые дают импульс к развитию независимости и чувства собственного достоинства. Окружение, слишком концентрирующееся на отрицании других или соревновании с ними, может привести к недоверию к окружающим и ощущению провала, когда человек терпит ряд поражений, что в свою очередь может послужить среди детей и подростков причиной бросить заниматься кэндо. Я так же акцентировал своё внимание на необходимости для учеников осознанно пробовать на зуб свои внутренние лимиты (барьеры, пределы – прим. авт. пер.), и я верю, что в конце подросткового возраста это является важнейшим требованием для развития их сознания. Ценить достоинство личности, не означает то, что нужно принимать молодёжь такую, как она есть. Мы должны испытывать их посредством изнурительных тренировок, что должно служить показателем нашей веры в их потенциал. Отношения учитель–ученик и иерархия среди старших и младших учеников не должны обрубаться на корню как что-то старомодное или никчёмное. Они наоборот являются жизненно-важными институтами, которые должны быть сохранены. Давайте запомним изречения “си-тей-до-гю” (учитель и ученик идут одной дорогой) и “дзи-та-до-кон” (мы все отправляемся из одной точки (В данном контексте исходя из смысла фразы на английском языке, и её употребления, я бы предложил свой перевод – “Мы все рождаемся голыми” – прим. авт. пер.)).

ПРИВИВАНИЕ ЦЕННОСТЕЙ ОБУЧЕНИЯ СОГЛАСНО ПРИНЦИПУ ДЗИ-РИ-ИЧИ

Термин “ичи” часто используется в кэндо, как например в “ки-кэн-тай-ичи” (дух, меч и тело – единое целое), “син-ки-рёку-ичи” (сознание, дух и сила – единое целое) и “кэн-тай-ичи” (защита и нападение соединяются воедино). Многие их этих изречений берут начало из восточной идеи “син-син-ичи-гэн“, что означает «сознание и тело едино и равно». Углубляясь в эти принципы, мы можем прийти к более основательному пониманию кэндо, что поможет нам развивать самих себя. Простыми словами, идея син-син-ичи-гэн напоминает нам о том, что для победы, когда мы противостоим нашему противнику, мы должны достигнуть высшего уровня гармонии тела и духа. Это основная задача в обучении кэндо. Именно по этой причине оттачивание техник должно сопровождаться развитием сознания. От уровня ньумон-ки и вплоть до уровня дзюкюрэн-ки необходимо постоянно находиться в поиске гармонии тела и духа. Такая гармония позволит нам в дальнейшем совершенствовать наш характер. Поэтому, во время преподавания, мы должны быть убеждены в том, что наши ученики уделяют внимание своему собственному состоянию сознания, а не только лишь делают упор на оттачивании техник. Иначе это приведёт только к выращиванию соперников (для соревнований – прим. авт. пер.), которые не обладают добросовестностью или характером. “Дзи-ри-ичи” (объединение теории и практики) ещё одно изречение, касающееся отношения к обучению, достигаемого путём детального рассмотрения вопроса. Чтобы достичь такого единения физики движений и логики теории, нужно много размышлять и практиковаться. Оба этих аспекта дополняют друг друга, как колёса у тачки. Интересно, кто из кэндока держит это в голове во время обучения? Я глубоко обеспокоен тем, что увеличивающееся число кэндока признают только логически обоснованную часть от необъятного кэндо. Я не могу избавиться от ощущения, что совершенствованием сознания пренебрегают в угоду отработке лучшей синхронизации, скорости, баланса и силы, чем у противника. Мне также кажется, что многие кэндока, особенно находящиеся в начале пути, не правильно понимают дзи-ри-ичи и лишь сосредотачиваются на отработке рациональных и эффективных техник, в то время как они должны были бы создавать прочную теоретическую и практическую основу.

На раннем этапе обучения кэндока испытывают быстрые изменения в их духовных и физических способностях, поэтому часто бывает сложно воспитывать правильное отношение к обучению или так же ожидать от учеников развития личности. Часто мы можем наблюдать определённые последствия этой проблемы в сиай между детьми или подростками, такие как вхождение на дистанцию учи-ма с неподготовленным духом для атаки; привычка постоянно защищаться; использование положения цуба-зэриай для избегания ударов и толкание с противником в этом положение, нежели поиск возможности для своей атаки. Первоначальный эстетический идеал кэндо заключался в подавлении движений противника и победа путём одного чистого удара. Этот идеал, кажется, подменился идеей защиты от любой возможной атаки противника. Это приводит к низкокачественному кэндо, что даже в этом случае кэндока от сёдана и до сандана, как правило, не заслуживают порицания за их тачи-ай. Часто это приходится наблюдать в соревнованиях, в которых хитрые защитные техники считаются приемлемым средством победы. Чтобы решить данную проблему, проводилось много обсуждений и предпринималось много попыток прийти к единому мнению в вопросе применения правил судейства соревнований. Эти попытки не привели к какому-нибудь заметному эффекту до сих пор. Наоборот, наблюдаются ещё более хитрые движения и стратегии, которые не обязательно являются запрещёнными сами по себе, но из-за неоднозначности правил используются для получения преимущества и приводят в замешательство судей. Последнее время, когда я выступаю в качестве судьи, я ловлю себя на мысли, что мне приходится всё жёстче и жёстче применять правила соревнований, и методические рекомендации юко-датоцу, и превентивные меры против действий, использующихся против правил.

Существует, тем не менее, предел в том, насколько мы можем повысить качество кэндо, лишь обновляя правила сиай и судейские правила. Приоритетными, как мне кажется, являются стандартизированные улучшения в методологии и содержании обучения. Учителя должны давать оценку каждой технике своих учеников и прививать им эстетическую ценность в нанесении одного превосходного и не вызывающего сомнений удара, нежели в бесцельном нанесении шквала атак. Если удар с самого начала не содержит подготовки к нему и победы над кисэй противника, то это самый ординарный удар и одна лишь удача будет играть роль, попадёт ли он в цель или нет.

Учителя должны подталкивать своих учеников смотреть со стороны на свои удары и определять могут ли они подавлять действия своего противника, атакуя с полной решимостью и завершая атаку правильным дзансин. Такой процесс самоанализа и размышления играет существенную роль для молодых кэндока, и возведение этого процесса в привычку во время обучения – очень важно для становления характера. Подтолкнуть учеников к обдумыванию идеи дзи-ри-ичи, поможет воспитать их сознание посредством стремления к изучению техник.

Нижеприведённые вопросы отличная пища для размышления для юных кэндока:

  • Что есть кэндо?
  • Почему мы должны делать поклон перед входом в додзё?
  • В чём заключается значимость ношения доги и хакама?
  • Что есть синай?
  • Почему мы должны усердно тренироваться во время кихон-гейко?
  • Почему учикоми-гейко и какари-гейко очень важны?
  • В чём заключается значимость юко-датоцу?
  • В каких случаях и почему противник наносит успешный удар?
  • Как кэндо взаимодействует с нашей жизнью вне стен додзё?

Мы можем стимулировать сознание наших учеников с помощью этих вопросов, но это окажется бесполезной затеей, если они относятся к обучению легкомысленно, плохо мотивированны, или занимаются из-под палки. Становление их характера возможно только в том случае, если у них прыткий и целеустремлённый образ мыслей и если они тренируются по собственному желанию.

ВОЗВЕДЕНИЕ ПРАВИЛЬНОЙ ОСНОВЫ ТЕХНИК ЧЕРЕЗ АКЦЕНТ НА ИЗУЧЕНИИ КЭНДО КАТА

Ката – это ряд шаблонов, дающий нам представление о базовых движениях, геометрии, формах и действиях, и побуждающий нас изучать движения, от которых произошло кэндо. Кэндо можно описать как лекало (форму – прим. авт. пер.) в которой мы выплавляем наше сознание и тело. Мы должны следовать формам этих шаблонов ката и кэндо-лекало на начальных этапах нашего обучения (уровень су из су-ха-ри).

Во время моей работы в университете в качестве учителя физкультуры, я включил в программу обучения начинающих кэндо класс Бокуто ни Ёру Кэндо Кихон-вадза Кейко-хо. Ранее когда я обучал новичков, я позволял им фактически сразу наносить удары синаем по мотодачи в богу. Таким образом, я смог сравнить и разделить реакции и модели обучения учеников в обоих случаях. Я обнаружил, что некоторые ученики проявляют страх и нежелание ударить кого либо, в то время как те ученики, которые начали обучение с шаблонов бокуто, могли беспрекословно изучать основные принципы рейхо (этикет), синпо (соединение в единое целое их сердца и разума), тохо (способности владения мечом) и синхо (движения тела). Даже если начинающие много упражняются с синаем в кихон-гейко и вадза-гейко, им всё равно ещё сложно понять, как правильно наносить удар по мотодачи в гокаку-гейко. Я боялся, что невозможность понимания, что именно гарантирует удачную (валидную – прим. авт. пер.) атаку, послужит поводом для расстройства и им придётся принимать решение о победе или поражении на веру. С другой стороны, во время изучения шаблонов бокуто, я обратил внимание, что ученики уделяют внимание тому, как они носят кэндо-ги и хакама и прилежно следуют установленному этикету и манерам, искусству и формам ката. Ученики могли ясно оценивать свой прогресс, ибо улучшения куда более заметны, чем при использовании синая. Во время обычной тренировки с синаем ученики склонны рьяно пытаться состязаться друг с другом, в то время как, практикуя шаблоны бокуто, присутствует дух сотрудничества и спокойствия, и любое проявление напряжения или беспокойства солидарно разделяется между обоими партнёрами. Ученики будут очень заняты изучением движений шаблонов бокуто, но в тоже время они должны постигать внутренние и межличностные навыки, такие как айки (синхронизация с духом своего партнёра), ки-атари (давление), кихаку (демонстрация сильного духа) и ифу (создание и фиксация внешнего вида (положеня, осанки – прим. авт. пер.)). Если учитель концентрирует внимание учеников только на движениях, то возникает опасность, что ученики потеряют интерес, в то время как, если учитель делает акцент на этих внутренних и межличностных сторонах, тогда ученики с большой долей вероятности заинтересуются, как это надеть богу и нанести удар по-настоящему?

С того момента, когда начинающие приступают к изучению ката, как основы для их навыков в кэндо, учителя обязаны постоянно напоминать им, что эти фундаментальные принципы формируют основу кэндо и, вне зависимости от прогресса, эти принципы будут присутствовать в обучении. Эта ступень очень ценная возможность для изучения важных принципов кэндо до перехода к следующей ступени обучения с синаем. Если учителя разрешат новым ученикам, заинтересованным в соревнованиях, лишь беспринципно изучать различные атакующие и защитные, не основанные на ката, движения, то такие ученики смогут лишь охватить половину основ и принципов, из которых состоит кэндо. Я пришёл к вышеупомянутому пониманию, преподавая модель “пятнадцати уроков кэндо” для студентов университета. Даже несмотря на такой короткий отрезок времени, я сумел обнаружить несколько способов, как улучшить навыки некоторых молодых кэндока в сиаях, чьи выступления часто уходят далеко от принципов кэндо. Мне бы хотелось, чтобы больше времени уделялось изучению Ниппон Кэндо Ката и Бокуто ни Ёру Кэндо Кихон-вадза Кейко-хо, чем уделяется в настоящее время. Мне также хотелось бы наблюдать более частое изучение основополагающих упражнений, таких как учикоми-гейко, кирикаэси и какари-гейко, при участии старшего мотодачи, нежели чем выполнение этих упражнений с равным по уровню оппонентом.

Я так же считаю, что количество соревнований должно быть сокращено настолько, насколько это возможно. Увлекательность соревнований может заманить многих молодых кэндока начать тренироваться, но чувство удовлетворения, получаемое при погружении с головой в изнуряющее учикоми-гейко, воспитает их сознание и внесёт больший вклад в их характер, чем желание состязаться. Развитие терпения через межличностные отношения укрепит волю молодых кэндока. Если кэндока, пока молод, уделяет слишком много внимания сиаям, то он рискует потерять интерес к кэндо в долгосрочной перспективе длиною в жизнь. Тренировки в кэндо стимулируют активное и энергичное сознание, которое оживляет нас в юности и поддерживает наше здоровье в зрелом возрасте. Чрезмерное увлечение сиаями может лишить нас такой пользы. Долг учителей довести до сведения своих учеников чем можно раньше, что квинтэссенция тренировок – это достижение “красивых ударов”, и что мы не должны отходить от этого принципа.

ЧТО МЫ ПОЛУЧАЕМ ОТ КЕЙКО?

Теперь остановимся на том, что мы должны в идеале получить от тренировок кэндо, ссылаясь на мои занятия кэндо в ранние года и определённые события, которые относятся к некоторым из вышеупомянутых вопросов.
Я начал заниматься кэндо в десять лет. Я тренировался раз в неделю, и два мне хорошо запомнились. Первый случай произошёл, когда я делал гокаку-гейко в присутствии моего учителя. Я пропустил несколько ударов, но всё же сумел инстинктивно нанести хороший котэ-нуки-мэн. Мой учитель в ту же секунду остановил нас и похвалил меня за мою технику. Второй случай произошёл во время сиая в кан-гейко (зимнее обучение). Так как мой учитель судил матч, в котором я участвовал, он повернулся к другим детям и сказал: «Посмотрите, как Суми держит свой синай правой рукой! Он держит его мягко, легко сжимая! Посмотрите внимательно!». Хотя я и проиграл тот сиай, я был очень счастлив и с гордостью рассказал об этом моим родителям, когда вернулся домой. Даже если я был относительно не плохо сложен для ребёнка, я не был достаточно спортивен. Сейчас, вспоминая об этом, я думаю, что тёплая похвала моего учителя была нацелена воодушевить меня как раз из-за этого факта.

У меня не было нормального учителя, когда я учился в средней школе, но я помню изучение окури-аси и фуми-коми с подачи старших учеников, которые тренировались в нашем додзё. Позднее, когда я сам стал старшим учеником, я посещал другое додзё, и там учитель хвалил мою работу ног. Я думаю, то что я мог сохранить баланс на протяжении учикоми и какари-гейко, я должен благодарить те самые тренировки по работе ног, которые проводили старшие ученики.

В возрасте пятнадцати лет меня позвали практиковать йай и я начал изучать Эйсин-рю с бокуто. Через некоторое время мой учитель, который был профессиональным полировщиком, подарил мне нихонто (настоящий меч прим. авт. пер.). Я до сих пор помню, насколько я был впечатлён остротой и красотой только отполированного меча и насколько сильно я чувствовал гордость, когда я на велосипеде вёз меч за спиной через весь город до додзё. Я так же отчётливо помню, как виновато я себя чувствовал, когда опробовал остроту меча, отрубив ветку в моём саду. Мой учитель по йай заметил маленькую царапину на мече и строго меня отчитал: «Ты хочешь, чтобы я тебя выгнал из этого додзё?! Катана не для того, чтобы ты рубил ей налево и на право, что попало! Она для того, чтобы рубить на корню злые мысли, которые возникают у тебя в голове!». Когда я вступил в команду клуба кэндо старшей школы, я полностью посвятил всего себя кэндо и перестал практиковать йай, но моё тело навсегда запомнило ощущение разрубания воздуха с правильным хасудзи, доставание меча из ножен, и убирание его обратно, что, в свою очередь, внесло определённый вклад в мои тренировки кейко и ката.

В период апрель-июль во время моего первого года в старшей школе, всё, что мне дозволялось делать – только субури, в то время как я наблюдал за старшими учениками, выполняющими кейко. Через некоторое время мне позволили выполнять кирикаэси, учикоми-гейко и какари-гейко, и я лучше овладел большими ударами мэн. Постоянное повторение базовых упражнений было тяжёлым и утомительным, но душевная поддержка старших учеников заставляла меня двигаться дальше, так же как и солидарность, которую я испытывал по отношению к другим ученикам первого года обучения, тренирующимся в этом же духе. В последний год обучения в старшей школе я участвовал в некоторых соревнованиях, как один из постоянных членов команды, но я не помню, чтобы я что-то выигрывал. Несмотря на это я участвовал в кейко со своим учителем каждый день, которое постоянно доводило меня до состояния бездыханного изнурения. Мой учитель хвалил мои большие удары мэн и я превратил эти комплименты в свою уверенность. Несмотря на недостаток прыти в нашей технике, мотодачи принимал наши атаки и тренировал нас до тех пор, пока мы не падали без сил: «Не останавливайся! У тебя уже лучше получается!», «Ещё раз!», «Больше используй левую ногу!», «Не опрокидывай голову назад, когда атакуешь!», «Шагай прямо!», и «Не забывай о теноучи!». Мотодачи не просто открывались для нашего удара, но ещё подстрекали нас делать самые лучшие атаки за счёт грамотной работы с дистанцией и позицией. У нас не было ни секунды остановиться и отдышаться, и именно так мы атаковали мотодачи каждый день. Напутствие «Хорошо! Продолжай в том же духе!» свидетельствовало об окончании тренировки с каждым учителем. Я был слишком изнурён, чтобы мой разум мог думать о моих атаках в познавательном аспекте, но моё тело запомнило шаги, которые они заставляли нас делать.

Когда я вступил в университетский кэндо клуб, Йоситоми-сэнсей сказал мне однажды: «Достаточно с тебя тренировок базовых ударов, теперь тебе следует изучить, как пользоваться сэмэ, используя своё ки», и он предоставил мне возможность тренироваться в дзи-кейко вместе с ним. Даже несмотря на то, что я пытался использовать сэмэ с ним настолько насколько я мог, он постоянно сбивал мои удары, делая де-котэ или каэси-до, и его кэнсэн был у моего горла даже тогда, когда я думал, что нашёл прореху в его защите. Обычно наше дзи-кейко частично превращалось в учикоми-кейко. Однако, однажды, когда в последний год обучения в университете я выступал на соревновании, я воздействовал на противника сильным сэмэ и он отступил назад за сийай-дзё, хотя у меня не было ни малейшего намерения нанести ему удар. Этот случай привёл меня к пониманию того, о чём же именно говорил Йоситоми-сэнсей; и я был очень взволнован этим и благодарен, как и учителю, так и противнику.

Сейчас, когда я уже сам стал учителем в университете, я пытаюсь воспроизвести такой стиль обучения среди моих учеников, когда я выступаю в роли мотодачи в уичкоми-гейко или какари-гейко. Однако, поначалу, мне было сложно показать им правильную дистанцию, продемонстрировать кисэй (дух), и словесно воодушевить их. Я так же был серьёзно обеспокоен тем, как воодушевить учеников за те несколько минут дзи-кейко, которые у меня есть с каждым из них, использовать дух сутэми в атаках. Я обнаружил, что я многому учусь во время дзи-кейко с моими учениками. Интересно, получаю ли я больше от этого пользы, чем мои ученики? Каждый поединок даёт мне богатую пищу для размышлений. Некоторые ученики обращали моё внимание на то, что хотя они часто знают, когда я начинаю атаковать, иногда они впадают в ступор не в состоянии правильно отреагировать на атаку. Этот опыт подтолкнул меня к изменению моего положения во время кейко и тренировкам с немного большим чувством кигурай, нежели чем у моих учеников.

В течение многих лет высокие даны и другие кэндока бесчисленное число раз видели меня на позиции мотодачи. Я сталкиваюсь с тем, что люди, стоящие в очереди на дзи-кейко со мной, с особенным любопытством наблюдают за мной. Не важно кто наблюдает за моим кейко, я стараюсь сражаться в согласно моему возрасту и уровню. Ценной возможностью для обучения может послужить ситуация, когда за тобой наблюдает так много людей.

Если ваш разум тревожен, или вы самодовольны или нетерпеливы, ваше кейко поддастся такому дурному влиянию и это отразится так же на вашем партнёре, которому возможно станет противно проводить кейко с вами. У меня, скорее всего, получится нанести удар по кэндоке ниже уровнем, но я так же пропускаю удары от противников, совершающих искусные атаки или атаки, в которые они вложили всю душу. Пропустить удар – неизбежно, поэтому это не должно влиять на ваш кигурай. Если вы сохраните кигурай, ваш партнёр, будем надеяться, заметит и оценит это, и вы сможете сказать “Аригато гозаимасита” (Огромное спасибо) друг другу с неподдельным чувством благодарности.

Я уверен, что все кэндока чувствовали удивительность кэндо, переживая похожий или отличный опыт от того, который я описал выше. Мы можем провести более полноценную жизнь, помогая друг другу достигать наших целей. Я очень признателен кэндо за то, что оно дало мне направление по жизни и возможности совершенствовать себя. Я так счастлив, что провёл свои годы, занимаясь кэндо.